Технологии

BIM на стройке: когда цели не совпадают с возможностями

На строительство школ в Петербурге направят более 9 миллиардов

Материалы / Техника
12.01.2023

Цементники столкнулись с рекордным повышением стоимости логистики

Жилье
12.01.2023

Названы регионы-лидеры по покупке жилья в Москве

Архитектура
12.01.2023

На западе Москвы появится бизнес-центр в виде кубиков льда

Инфраструктура
12.01.2023

Петербург получит почти 9 миллиардов на ремонт и строительство дорог

Жилье
12.01.2023

В Москве спрогнозировали снижение цен на вторичное жилье

Инфраструктура
12.01.2023

В Пензе с использованием средств ИБК реконструировали шестиполосную магистраль

Жилье
12.01.2023

За год на рынок новостроек Новой Москвы вышло пять проектов

Все новости

Реклама

  • Можно ли сейчас вкладываться в недвижимость для сохранения и преумножения средств?

    Вложиться в недвижимость можно, но преумножить средства едва ли получится  

      (58.82%)

    Свои деньги никому доверить нельзя, пусть лежат под матрасом дома  

      (17.65%)

    Да, цены на недвижимость и на аренду будут расти  

      (14.71%)

    Нет, из-за снижения цен на недвижимость и стоимости аренды понесешь убытки  

      (5.88%)

    Лучше выбрать банковские вклады и счета — это надежнее и выгоднее  

      (2.94%)

  • К опросу






    Вопрос-ответ

    Игорь Муханов
    Действующий адвокат

    Главная

    Публикации

    Технологии

    BIM на стройке: когда цели не совпадают с возможностями

    BIM на стройке: когда цели не совпадают с возможностями

    11 января 2023


    /FOTODOM

    Строительная отрасль в России очень консервативна, но даже она не устояла под натиском цифровизации. Широкое внедрение технологий информационного моделирования в процессы проектирования и строительства влечет за собой активную перестройку отрасли. Выгодополучателями при этом должны выступать, казалось бы, сами строительные компании: производительность труда увеличивается, сроки и расходы на реализацию проекта сокращаются. Исполнительный директор компании «Айбим» Ольга Бодрова рассказала «Стройгазете», что в реальности все выглядит не так гладко, как как на бумаге.

    Стратегия развития строительной отрасли
    2 ноября 2022 председатель правительства Российской Федерации Михаил Мишустин утвердил Стратегию развития строительной отрасли и жилищно-коммунального хозяйства до 2030 года. Главной целью обозначено повышение объема ввода жилья, а одним из методов ее достижения — цифровизация строительных процессов. Анонсировано множество нововведений: большинство административных процедур унифицируют и переведут в электронный вид, использование технологий информационного моделирования станет обязательным для всех, взаимодействие органов экспертизы и участников строительного рынка будет проходить в единой цифровой среде и т.п.

    Предполагается, все эти меры снизят нагрузку на бизнес и упростят взаимодействие компаний с органами власти. Звучит красиво. Правда, есть «но», причем не одно.

    Препятствия на пути цифровизации
    Вопреки позитивным отчетам чиновников, большинство компаний в России объективно не готовы к цифровизации. И не потому, что не хотят, а скорее потому, что не могут. Для отраслевого регулирования при проектировании и строительстве уже разработано порядка 1,5 тыс. документов: всевозможных норм, правил, положений, стандартов. И с каждым годом появляются все новые и новые требования, которые, по логике регулирующих органов, должны решить ту или иную небольшую, локальную задачу. Но в конечном счете компании вместе с новыми требованиями получают головную боль.

    В какой-то момент цифровизацию начали воспринимать как волшебную таблетку, способную разом вылечить все болезни строительства. Раньше эти надежды возлагали на BIM. Хотя изначально BIM создавался прежде всего для того, чтобы упростить бизнес-процессы, снизить количество ошибок и более тщательно прорабатывать и анализировать исходные данные, которые нужны для стройки и на стройке. При русификации названия потеряли и важную часть BIMа. ТИМ (технология информационного моделирования) вполне может быть реализована вообще без трехмерных моделей. Например, в виде XML-таблиц, которыми необходимо сопроводить плоскую документацию.

    Пример из практики. Типичный запрос от проектной организации: «Мы делаем проект стадии П, вчера уже занесли все в экспертизу, но сегодня поняли, что нам нужен какой-нибудь «ТИМ». Помогите нам сдать проект!». На вопрос, а что, собственно, нужно заказчику, тот отвечает — ничего. Ему надо пройти экспертизу, продолжить работу, и желательно, чтобы потом к нему больше никто не приставал.

    И получается, вместо того, чтобы помогать бизнесу, государство вводит дополнительные ограничения, называя такую помощь модным термином «цифровизация». Даже если компания и хотела бы что-то улучшить в своей деятельности, то ее останавливает нескончаемый поток непонятных нормативных документов.

    Еще одно препятствие на пути цифровизации строительства — непоследовательность принимаемых мер. К примеру, раз за разом отодвигалось введение требования о подаче цифровых моделей в экспертизу. А использование BIM в проектах капитального строительства с привлечением государственного бюджета, о чем говорили предыдущие несколько лет, стало обязательным только с 1 января 2022 года. Но по новой редакции постановления правительства № 1431 подаваемые в экспертизу проекты с ЦИМ могут не включать трехмерные модели до марта 2023 года (пока писали статью, вышло изменение к постановлению правительства № 331, сдвигающее эту дату на «после 1 июля 2024 года»). Заказчик не понимает: исполнять ли новые требования или подождать, пока их отменят или сдвинут.

    То есть компании тратят деньги не на то, что действительно необходимо, а на ненужные им изменения, чтобы просто спокойно работать.
    Пока государство не ответит на вопрос: «Зачем?», не будет видимого результата. При этом в профильных ведомствах активно обсуждают форматы данных, утверждают и переутверждают терминологию, разрабатывают и уточняют классификаторы — словом, играют в бисер. Но все это не решает глобальную задачу — государственный контроль за строительством. С учетом этого строительная отрасль рискует оказаться неприбыльной. Бизнес все меньше и меньше верит в цифровизацию, и это одно из главных препятствий.
    У нас как в «Матрице»: в одном, реальном, мире живут строительные компании, а в другом, виртуальном, принимаются нежизнеспособные законы.

    Где нужна «цифра»
    Как же определить, кому действительно стоит цифровизироваться, а кому еще рано? Успешность нововведений зависит от нескольких критериев.

    Первый критерий — готовность руководства и рядовых сотрудников к изменениям. Если внутри организации ведутся разговоры о том, что «так больше нельзя», «мы неэффективны», «у нас бардак», значит, пора. Но не покупать какие-то программы и записывать всех в срочном порядке на тренинги и курсы. А определить наиболее «просевшие» участки деятельности, найти дублирование или отсутствие процессов, зафиксировать личную ответственность.

    Только после объемной методической проработки можно заменять привычные инструменты: телефон — на видеоконференции, файлы Excel — на учетные системы, чертежи — на трехмерные проекты. И на каждое подобное изменение нужно иметь четкий ответ, зачем это делается.

    Второй критерий — наличие ресурсов. Цифровизация — это дорого. А получение экономических выгод имеет отложенный эффект. В начале пути предстоят затраты: на обучение персонала, на программное обеспечение, на новых людей, на интеграторов, экспертов, консультантов. Самолечение же обойдется в разы дороже.

    Третий критерий — мотивация владельца компании, именно владельца, и это важно. Изменения нужны в первую очередь ему. Наемный генеральный директор может проявить инициативу, запустить проекты автоматизации, цифровизации, технологизации и оптимизации, но если он не заинтересован в прибыльности и устойчивости бизнеса, если не является акционером, то для него это просто работа. Он может уволиться, и все начатые изменения сначала замрут, а потом сойдут на нет. Без владельца процесс (любой, не только цифровой) эффективно работать не будет.

    Цифровизация «здоровой организации»
    «Айбим» — небольшая компания. Мы не можем глобально повлиять на сферу строительства в России. Зато можем изучить запросы конкретного заказчика, который не понимает, что от него требует государство, и сделать так, чтобы требуемая цифровизация принесла пользу. С сотрудниками разных уровней мы проводим стратегические сессии, где обсуждаем существующие трудности и ищем способы их преодоления. И, судя по нашему опыту, самые частые проблемы — вовсе не отсутствие трехмерной модели, технологии BIM и методики цифровизации в общем смысле. Как правило, в компаниях плохо отстроена система управления, не отлажена коммуникация, нет ответственности за конкретные процессы. Просто внедрением BIM все это не исправить. Необходима кропотливая, глубокая методическая и организационная работа внутри самой компании. От руководства требуется решимость, чтобы начать реальные изменения, и воля, чтобы довести их до конца.

    BIM — это большой путь, и его конечная цель — оптимизировать бизнес. Все начинается с людей, правил взаимодействия, личной ответственности. Цифровизация помогает реструктуризировать бизнес-процессы, но не заменяет их. Поэтому она эффективнее «приживается» в частном бизнесе, в котором есть люди, заинтересованные в финансовых показателях компании.

    По материалам

    Похожие статьи

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    Кнопка «Наверх»